Морской царь с тремя сердцами - Зайцев Н. - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Н.Зайцев

МОРСКОЙ ЦАРЬ С ТРЕМЯ СЕРДЦАМИ

Много это или мало - шесть тысяч часов под водой? Это - 250 суток, или 956 рабочих дней, проведенных в мире синего безмолвия, один на один не только с экзотикой, но и с опасностями, таящимися за ней. Глубины океанов и морей были и остаются средой, враждебной человеку.

И все же покорять их необходимо, эти глубины. Работа на глубине стала делом жизни полярного водолаза-глубоководника Максима Морозова, профессией увлекательной и трудной, важной и необходимой для арктического Севера.

Шесть тысяч часов, проведенных под водой, - срок весьма большой для глубоководника. Потому что за каждым часом стоит напряженный труд - ради поиска, . находок, новых открытий во имя науки, познания и изучения полярных морей, удовлетворения нужд народного хозяйства страны.

Ниже рассказывается о приключениях Максима Морозова в подводном мире...

...Удивительные пейзажи высокоширотной Арктики чаруют человека. И стоит он, завороженный неслыханным, сказочным царством Снежной Королевы из волшебной сказки знаменитого датчанина Ганса Христиана Андерсена. Помните? В сказке о Снежной Королеве говорится, что настоящие чертоги находятся под Северным полюсом, на Шпицбергене.

С устремленной к небосводу высоты открывается несказанно красивый купол Осьминоговой горы. Длинными коричневыми щупальцами вперемешку с белыми снежными полосами-желобами отходят по-паучьи гранитные отроги, низвергающиеся к морю, а на макушке сходятся под одним панцирем-головою. О каменном осьминоге существует на Шпицбергене легенда.

..Давным-давно у берегов лазурного архипелага плескалось теплое море, росли гигантские папоротники и секвойи, обезьяны лакомились бананами и, резвясь, раскачивались среди лиан. В ласковой воде нежились сытые крокодилы. В прибрежных водах обитали различные водоплавающие, мирные и кроткие животные.

Тогда-то и облюбовало себе пристанищие в укромном заливчике первое семейство осьминогов. Вскоре родители обзавелись детенышами. Было у супругов пять малюток-осьминожат.

Известно, что осьминог - царь морского дна. Особенно ревнив и грозен он, когда воспитывает, охраняет потомство.

Легенда легендой, а. моряки решили проверить, насколько Осьминогова гора соответствует своему названию и есть ли вообще в ее подводных трущобах осьминоги.

Выполнить эту задачу поручили водолазу Морозову, как наиболее опытному подводнику. И если осьминоги есть, Максиму было поручено прихватить одного для краеведческого музея.

...Мы сидим у каменистого обрыва студеного фиорда. Длинные, пологие волны с белой пеной на вершине с шипеньем наползают на низкий берег, покрытый мелкой гладкой галькой, и, облизав его, скатываются обратно. Темно-голубая вода, приобретающая у горизонта фиолетовые опенки, ослепительно сверкает. Я с упоением слушаю рассказы воЛолаза Максима Морозова о погружениях в океан, о встречах с обитателями подводного мира.

- Совершаю очередной спуск под воду, - говорит бывалый полярник. Подо мною джунгли из густых водорослей. Широкие толстые листья, как лианы, тянутся к поверхности. Они переплетаются с изрезанными круглыми листьями, напоминающими пальмы. Это ламинария. Она буро-зеленого цвета. Между ними, словно свежая травка на опушке леса, яркоизумрудные водоросли с тонкими, просвечивающимися насквозь листьями монострома. Видны бурые, фиолетовые, желто-зеленые водоросли. Какое богатство красок!

Какие-то шарики привлекают мое внимание. Пристально всматриваюсь. Да это же морские ежи! Здесь их целая колония. Они зеленые, голубые, фиолетовые и даже серые. А рядом с ними морские звезды. Вот одна примостилась на скале. Длина ее лучей сантиметров пятнадцать. Она красно-оранжевого цвета. Несколько ниже еще звезда, но меньших размеров, и лучи у нее ромбической формы.

Гренландское море по своей флоре и фауне намного богаче, чем, скажем, южные моря.

Откуда-то из водорослей выплыла камбала; сверху она серая, невзрачная, два глаза на одной стороне. Мелькает ее белое брюшко. Камбала плывет чудно: извивается всем своим плоским телом, будто на ветру полощется. Вскоре рыба уходит в зеленоватую глубину.

Продолжаю подводное обследование. Заглядываю под глыбу и вижу в слабо рассеянном свете сверкающего осьминога. Его щупальца с мертвенно-бледными присосками медленно сворачиваются в жгут. Он настороженно наблюдает за мной. Замирая, оглядываю осьминожий бастион. Осьминоги - придонные индивидуалисты, к своей норе относятся по принципу "мой дом - моя крепость". Перед жилищем осьминога ровное дно с гребешками и моллюсками. Это его пастбище, кладовая. Кругом видны следы пиршества осьминога: мелкие обломки ракушек, крабовых панцирей, клешней и мелкий какого-то необычного цвета песок - хитиновые остатки крабов и раковин, создавшие защитный вал перед щелью. Осьминог высовывается из-за вала, как из окопа.

Хозяин акватории не страдает от своих отбросов. Чистые струи воды омывают жилище, а различные представители симбиоза быстро расправляются с остатками барского стола.

Я присмотрелся. Осьминог мне показался крупным. Его щупальца у основания в диаметре сантиметров десять. Ввязаться в драку без оружия на глубине опасно. Запомнил глыбу, под которой сидел осьминог, и стал всплывать.

Новое погружение - с оружием. И вот в полумраке вдали увидел знакомое очертание жилища, устремился к нему и с ходу выстрелил в сереющий ком, туда, где, по моим соображениям, находились жизненно важные органы осьминога - его знаменитые три сердца. Щупальца взметнулись, забились и обхватили гарпун. Подплыл друг, и мы довольно легко вытащили осьминога из норы.

Отросток - трубочка животного сантиметров двадцать длиной - надулся, и я отчетливо увидел его внутреннюю полость с полупрозрачными голубоватыми оттенками. Трубочка вдруг почернела и выпустила чернильную бомбочку. Я замер. Облачко некоторое время постояло рядом со мной и медленно рассеялось. Сунул осьминогу руку, липкие щупальца обвили ее, потянули к себе. Присоски вытягивались, упруго сопротивлялись и щупальца. Осьминог был прохладным, кожа тонная, нежная.